"Усталость через край, пора остепениться:
На брюки заменить короткие штаны,
На возраст не роптать, на лысину не злиться, Не щеголять привычками шпаны...

Далее... »

Сайт писателя
Андрея Анисимова

Содержание материала


Сегодня после обеда он по обыкновению на полчаса забылся. Проснувшись, было взялся за пульт телевизора, но услышав слабый стон, замер. Кресло сиделки пустовало. Он напряг слух и понял, стонут где-то в квартире. Застыв на несколько минут в раздумьях – чтобы это могло означать, встревожился не на шутку и присел на тахте. Стон не прекращался. Григорий Ильич несколько раз кликнул сиделку по имени. Ему никто не ответил. Тогда он решил не мешкать -привычно нащупал ступнями тапки, кряхтя, приподнялся и сделал первый шаг. От слабости в ногах пошатнулся, но устоял и дошагал до двери. Открыв ее, расслышал уже вполне отчетливо – стонали на кухне. Старик двинул туда. Клава растянулась у плиты и едва дышала. Ее розовощекое лицо сделалось пунцовым. Григорий Ильич наклонился, взял ее за руки и потянул. Клава предприняла едва заметное усилие ухватиться за него и приподняться, но тщетно. Старик почти отчаялся, но попыток помочь женщине не прекратил. С третьего захода она все же смогла встать на ноги. Медленно, шаг за шагом, Григорий Ильич отвел ее в спальню и уложил на супружеское ложе. Отдышавшись, вернулся в кабинет за телефоном и вызвал скорую. В ожидании врачей, вновь перебрался в спальню. Клава дремала, щеки ее немного побледнели, но лицо нездоровой красноты не утратило. Теперь он исполнял роль сиделки. Только проку от него в этом качестве было мало. Будить ее и задавать вопросы о причинах обморока он не решился. Он сумел бы выдать ей сердечные капли, или другое снадобье. Однако, не представляя, что случилось, опасался навредить. Так и просидел до звонка в дверь.
В прихожую вошли двое в белых халатах.
Где больная? - Буркнул молодой фельдшер и в сопровождении санитара протопал в спальню. Вопросов больше не задавал. Громко придвинул к Клаве стул и раскрыл саквояж. По комнате распространился душок клиники и началось обследование. Клаве проверили пульс, измерили давление. Фельдшер что-то записал себе в тетрадку и сообщил санитару:
- Дело дрянь. У нее гипертонический криз - Вкатив сиделке укол, снизошел и до общения с хозяином квартиры:
- Вы ей папаша?
Григорий Ильич объяснил, кем женщина ему доводится. Фельдшер переглянулся с санитаром и оба заржали как два жеребца. Ситуация, когда умирающий выхаживает сиделку, с их точки зрения, тянула на хохму. Заметив удивленный взгляд старика, фельдшер ржать перестал: - Неувязочка вышла. Готовили в «жмурики» вас, а намылилась она. Житуха полна парадоксов…
Григорий Ильич ничего смешного в этом не увидел, и в свою очередь спросил: - Заберете Клаву в больницу?
Но ответа не последовало. Фельдшеру позвонили по мобильному, и он долго с кем-то припирался. По раздраженному тону лекаря Григорий Ильич заключил – тот беседует с женой, или подругой. Звонила она из магазина, где присмотрела обновку. Фельдшеру цена вещицы казалась чрезмерной, и он всячески отговаривал звонившую от подобных трат. Дождавшись конца диалога, Григорий Ильич напомнил о больнице. Молодой человек запер чемоданчик и извлек из кармана бланки:
- В госпитализации нет нужды. Пусть тут полежит. Я выпишу рецепт. Сгоняйте в аптеку и давайте ей три раза по таблетке после еды. Грубой пищи ей есть нельзя. Лучше всего куриный бульон и отварные овощи. Не аклимается - вызовите участкового. И пусть особо не прыгает. В ее случае гипертония накладывается на климакс и грозит инсультом. Вам надо, чтобы ее тут парализовало?
- А вы как думаете? - Возмутился Григорий Ильич.
- Ничего не думаю. – Признался лекарь, и они с санитаром снова заржали.
Проводив смешливых медиков, Григорий Ильич вспомнил наказ фельдшера «смотаться» в аптеку, нервно отыскал одежду и отнес ее в кабинет. Стянув пижаму, облачился в брюки и пиджак, в прихожей изучил башмаки. Он давно не бывал на улице и успел забыть, что полагается по сезону обувать. Потом пришлось искать бумажник. Сборы заняли время и утомили. Наконец, старик собрался. В пальто и при шляпе, еще раз наведался в спальню, и заметив, что лицо Клавы окончательно утратило красноту, решительно покинул квартиру. Лифт спустил его на первый этаж. И подъезд, и парадное казались чужими – так долго он ими не пользовался. Первые шаги по улице вызвали одышку. Больное сердце, не желая равномерно качать старческую кровь, билось в груди как птица в клетке. Чувство долга сердцебиение успокоило. Сначала он передвигался осторожно, держась у стен домов, опасаясь завалиться. Но постепенно ход его стал уверенней и он не заметил, как добрел. Народу в аптеке почти не было. Но постоять перед окошком все же пришлось. Бабка перед ним долго выспрашивала аптекаршу, какой препарат лучше помогает от больных суставов. Просила что-нибудь получше и подешевле. В результате, так ничего и не выбрав, удалилась. Григорий Ильич протянул сой рецепт. Получив лекарство, назад путешествовал без приключений. Но у самого подъезда вспомнил о курином бульоне. Уходя, он не проверил морозильник и не знал, имеется ли там курица. Пришлось повернуть от дома и посетить ближайший магазин. За время его постельного режима продукты заметно подорожали. Оплачивая покупку, он по привычке вычислял процент инфляции, и ее последствия для семейного бюджета детей и внуков. Эти же вычисления занимали его на обратном пути. Поднявшись к себе на лифте, уже у дверей квартиры, вспомнил о ключах. О них он напрочь забыл. От растерянности сердце снова заколотилось. Нажав на звонок, он заставит Клаву подняться. А если она снова завалится. Пока размышлял, лифт на его этаже остановился, выпустив сына с невесткой. Завидев отца, они запричитали, бросились к старику, забрали у него пакет и отперли дверь. К своему удивлению, Григорий Ильич обнаружил в квартире множество родственников. Дочь с мужем, внуки с женами и мужьями, внучатая племянница Рива. Все они подались к нему, выказывая сильное волнение. Встречали, будто он вернулся не из собственного двора, а с Северного полюса. Под вздохи и причитания старик был тут же раздет и водружен на любимую тахту. Женщины уже варили бульон, дети вызванивали своих врачей, из тех что состоят в друзьях при каждом пристойном еврейском семействе, а внучатая племянница Рива пылесосила комнаты. Шум стоял такой, как бывает в синагоге накануне еврейской Пасхи. Григорий Ильи, усталый, но удовлетворенный исполненным долгом, не обращая внимания на переполох в квартире, спокойно задремал. Не прошло и часа, как Клаву кормили бульоном, а два «своих» профессора объясняли невесткам, как ее выхаживать. Сиделка пришла в себя и смущалась. Подобного участия к своей персоне она не знала с рождения. Даже порывалась встать, но встать ей не дали. Не дали и шевелиться. До завтра ей предписали лежать на спине. Утром ее еще раз обследуют и тогда решат дальнейший режим. Взяв с нее слово не проявлять самодеятельности, эскулапы и родственники переместились ужинать в гостиную. Клава еще долго внимала их возбужденным репликам и продолжала дивиться еврейскому коварству. Отправляясь в аптеку, Григорий Ильич рисковал жизнью. Выходит, им, евреям, притворство важнее живота
Последнее, что она отметила, перед тем как отойти ко сну, это громкий голос сына Григория Ильича, Миши. Тот говорил с Израилем, докладывая маме о происшедшем в их московской квартире. После сына, трубка переходила к другим членам семьи. Последними докладывали профессора. Они успокоили супругу Григория Ильича, ее брата и остальных родственников с Ближнего востока. Заверили их, что поход в магазин и аптеку старик пережил без последствий, а состояние его сиделки на данный момент удовлетворительное. Теперь и родственники в Иерусалиме пребывали в курсе всех подробностей происшедшего. Но этого Клава уже не слышала. Она спала и видела страшный сон - ей снилось, как внучатая племянница Рива подмешивает яд в ее чашку бульона.
Кохила. Март 2017 год

Последний пост

  • ИЛОН, ТЫ БЫЛ БЫ ПРАВ

    Предложение Илона Маска провести на аннексированных территориях Украины повторный опрос «хотят русские стать украинцами или украинцы – русскими, но уже под наблюдением независимых иностранных наблюдат ...

    Среда, 05 Октябрь 2022
View more blog entries
1

Популярные посты

И ГНОМИКИ КРОВАВЫЕ В ГЛАЗАХ
     Для всего цивильного мира Рождество – символ сентиментальных надежд на лубочно...
ВИРУС ХАМА НЕ БОИТСЯ
    Подобные тексты я вижу не впервой. Просвещает она пап и мам для защиты их чад от зло...
ВСЕ ДЕРЬМО, КРОМЕ МОЧИ
Все эти события вызвали нездоровое возбуждение как у официальных кремлевских СМИ, так и в стане ег...

Календарь

Loading ...

Сейчас на сайте

Сейчас 104 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте





1. Главная
2. Блог
3. Магазин
4. Правила покупки
5. Карта сайта

6. Биография

 

andreianisimov1943@gmail.com

Сайт писателя
Андрея Анисимова


Copyright © 2014 Андрей Анисимов. 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru