"Усталость через край, пора остепениться:
На брюки заменить короткие штаны,
На возраст не роптать, на лысину не злиться, Не щеголять привычками шпаны...

Далее... »

Сайт писателя
Андрея Анисимова

МЕТКА БОГА

Содержание материала


Тем временем Слава все же остановил автобус и о чем-то оживленно толковал с водителем. Золотарев внимательно оглядел автобус и узнал в нем транспорт своего отеля. Группа русских туристов направлялась к тому же рейсу. Через мгновенье Анатолий Владленович принял решение присоединиться к ним. Он резво выбрался из салона и попытался добыть свой чемодан. Но дверца багажника не поддавалась. Он крикнул Славику. Но пока тот сообразил, пока подбежал к лимузину, автобус уже тронулся и набирал скорость. Золотарев было бросился ему вдогонку, но тщетно. Конюшкин принялся его успокаивать. Водитель автобуса обещал отправить к ним заправщик с ближайшей заправки. Надо лишь немного подождать. Золотарев, истекая от жары потом, вернулся в салон под защиту кондиционера. Ругая себя за медлительность, он высказал Конюшкину, все, что о нем думает. И на сей раз хоть голоса и не повышал, но в выражениях не стеснялся. Мужичок приутих, виновато посапывая, снес упреки пассажира. Он и сам прекрасно сознавал свою вину, и неадекватность своего поведения. Не так он глуп, чтобы не сообразить связаться с отелем. Но стоит узнать хозяину, что водитель направился в аэропорт без заправки, его тут же уволят. А найти работу со слабым знанием местного языка не так просто. Остаться же безработным с двумя падчерицами на рука для него большая беда. Но доводить свои заботы до клиента, и искать его сочувствия, Конюшкин постеснялся. Вместо этого молча винился и сопел. Золотарев высказался и тоже затих. Затих и легкий шум кондиционера. Аккумулятор лимузина истощился и выдавать ток перестал. Салон быстро наполнялся зноем. Приспустить стекла не удалось, для этого так же требовалось электричество. Пришлось приоткрыть дверцы. Но жара стояла такая, что наружный воздух напоминал вытяжку из духовки после основательной выпечки. Время тянулось мучительно. Когда Золотарев стянул с себя рубашку, ее впору было выжимать. Наконец, появился заправщик. Его водитель долго препирался с Конюшкиным о цене. Потом они договорились, и Золотарев услышал, как струи бензина наполняют бак. Покончив с заправкой, Конюшкин расплатился наличными, и уселся за руль. Золотарев услышал звук удаляющегося заправщика.
- Ты его отпустил? – Без тени эмоций, поинтересовался он у Славика: - И как ты теперь с пустым аккумулятором заведешься?
Конюшкин повернул ключ зажигания и услышал слабый щелчок.
- Мудак…. – Тихо изрек Анатолий Владленович и отключился.
Очнулся в больничной палате. Он лежал под капельницей. Неподалеку сидел араб в белом халате и что-то слушал в наушниках. Заметив перемены в состоянии пациента, снял наушники и подсел к койке Анатолия Владленовича.
- Вот вы и с нами. – Произнес он по-русски почти без акцента.
- Что со мной? – Едва слышно отозвался Золотарев.
-Тепловой удар. Но организм у вас крепкий, завтра встанете на ноги.
- Завтра? – Переспросил Анатолий Владленович и вспомнил о переговорах. Постепенно его мозг восстановил события последних часов - русского водителя, забывшего заправить лимузин, автобус с соседями по отелю. Они-то наверняка успели на самолет, летящий в северную столицу. А он, преуспевающий бизнесмен, по милости растяпы и неудачника здесь, на больничной койке. Золотарев всю жизнь испытывал к неудачникам неприязнь и держался от них подальше. Коль таковым оказывался новый сотрудник, бизнесмен тут же с ним безжалостно расставался. И если тот оправдывался случайным стечением обстоятельств, сухо замечал – «Обстоятельства создаем мы сами». И вот наглядное тому подтверждение - связался с лузером и получил большую головную боль. Такие важные переговоры сорваны. Захочет ли теперь швед вести с ним бизнес? Попробуй объясни деловому мужику отмену встречи отсутствием бензина в баке.
Тягостные размышления перебил доктор. Тронул Золотарева за плечо и протянул трубку:
- Скажите два слова жене. Она волнуется.
Анатолий Владленович машинально взял телефон. Это была трубка врача, и каким образом туда звонила его супруга, он так и не понял.
- Толечка, ты жив!? – Кричала она с далекой родины. А услышав голос мужа, расплакалась и больше не могла говорить. Золотарев вернул арабу трубку. Хотел спросить, почему жена звонит на его мобильный. Но силы его оставили и он задремал. Проснулся от чувства голода. Слабости больше не было. Он ощутил себя вполне здоровым и приподнялся на постели. На стуле с наушниками сидел уже другой араб в белом халате. Он выглядел много моложе. Золотарев догадался – врача сменил студент практикант. Юноша освободил его от капельницы и быстро вышел. Через минуту в дверях появился знакомый врач. Отследил по монитору давление и работу сердца пациента. И белозубо улыбнулся:
- Про таких, как вы, в России говорят – «родился в рубашке».
- Вы прекрасно говорите по-русски. – Похвалил Золотарев.
- Учился в Москве. Защитился в Москве. Сюда приехал, чуть родной язык не забыл. – Пояснил араб и его бездонные глаза стали печальными. Потом доктор отвернулся и глухо повторил: - Вы точно родились в рубашке. Мало кому так везет.
- Ничего себе везет? – Раздраженно возразил Анатолий Владленович: - Я опоздал на переговоры, которые готовил год. Теперь даже не знаю, под каким соусом оправдаться перед партнером.
- Вам не придется оправдываться. Вы его только обрадуете.
- Чем же, если не секрет? – Ни без желчи, осведомился Золотарев.
- Тем, что живы. Из пассажиров рейса на Санкт-Петербург выжили только вы. Самолет разбился и все, кто был на борту, погибли.
Золотарев онемел. Вспомнил автобус полный русских туристов, и свою досаду, что не успел на него пересесть. Вспомнил растяпу Конюшкина, который довел его до теплового удара. Просидев минут пять на постели, попросил соединить его с хозяином отеля. И когда доктор выполнил его просьбу, выразил желание еще раз воспользоваться услугами того же водителя.
- Я его уволил. – Сообщил хозяин.
- Не важно, пусть он со мной свяжется. Это моя настоятельная просьба.
Владелец отеля пообещал и пожелал Золотареву без проблем добраться до дома. Золотарев услышал подтекст в его пожелании. Лишних слов никто не произносил. Слова становились ненужными. Золотареву разрешили выйти в холл и смотреть телевизор. По всем каналам передавали о катастрофе.
Конюшкин появился в больнице утром. Его нарядили в белый халат и проводили в палату. Мужик выглядел растерянным и бледным.
- Слава, я бы хотел принять участие в твоей судьбе. Ты мог бы завести свой лимузин и доставлять наших туристов до курортных отелей, как частный предприниматель.
Конюшкин замялся: - Спасибо Анатолий Владленович. Но тут не так просто получить лицензию.
Золотарев поморщился: - Оставь свои координаты и номер счета. Все остальное мои ребята сделают. И больше не называй меня по отчеству. Ты Славик, я Толик – врубился?
Конюшкин кивнул: - Постараюсь. Но мы не пили на «ты».
- В чем «засада»?. У меня три часа до самолета. В вашем аэропорту сносный бар. Успеем надраться до чертиков.
Конюшкин выдавил на лице дурацкую улыбку и предупредил: - Выпимших на борт не пускают…
Золотарев хмыкнул: - Не пустят и не надо. У нас теперь на двоих метка Бога. Он разберется.
И мужчины вместе покинули больницу.

Кохила. Январь. 2017.

Календарь

Loading ...

Сейчас на сайте

Сейчас 32 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте





1. Главная
2. Блог
3. Магазин
4. Правила покупки
5. Карта сайта

6. Биография

 

andreianisimov1943@gmail.com

Сайт писателя
Андрея Анисимова


Copyright © 2014 Андрей Анисимов. 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru