"Усталость через край, пора остепениться:
На брюки заменить короткие штаны,
На возраст не роптать, на лысину не злиться, Не щеголять привычками шпаны...

Далее... »

Сайт писателя
Андрея Анисимова

ОБА СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Подписаться на обновления
  • Печатать

Намедни Русь пережила два события: уход из жизни великой правозащитницы и тут же  столетний юбилей автора «ГУЛАГА».

Одну оплакали, другому открыли памятник. Оба события отметил своим присутствием президент.
    По поводу Людмилы Алексеевой впервые прозвучало определение «совесть нации». И пусть раньше это звание пытались присвоить академикам Лихачёву и Сахарову, то лишь применительно к покойной оно представляется бесспорным.

    Сахаров – это пример раскаявшегося грешника, сперва создавшего адскую машину смерти, а затем пытавшегося своё злодейство искупить. Лихачёв же в качестве праведника в своих интервью рассказывал, как, находясь в заключении, избежал расстрела, спрятавшись за дровами. Зная сноровку чекистов в делах заплечных, поверить, что от них можно укрыться за поленницей, мудрено. Правдоподобнее выглядит подозрение в сотрудничестве с ними.
    Ничего подобного с Алексеевой не происходило. Эта женщина положила жизнь на спасение других. Она вне сомнений аристократ духа. И память о ней  дань в копилку национальной гордости.
    Что касается столетнего юбилея писателя и монумента в его честь, тут дело вкуса. Александру Исаевичу не откажешь в роли могильщика советской идеологии. Чудесным образом его разоблачительный пафос слился с ненавистью Хрущёва к почившему Иосифу. Сталина Хрущёв ненавидел люто, и было за что. Бедолаге приходилось плясать перед генсеком вприсядку, ползать перед ним на животе, упрашивая за сына, а также подставлять задницу, чтобы принять в неё от холуев вождя клизму с коньяком. Роль придворного шута Никита Сергеевич исполнял не от хорошей жизни и копил обиду. Против живого хозяина Кремля он возражать не смел, а на умершем отыгрался. Поэтому первую лагерную повесть Солженицыну печатать кое-как разрешили. Она лила воду на мельницу хрущёвских разоблачений культа личности Сталина. Но когда Солженицын через Генриха Бёлля передал на Запад «Архипелаг Гулаг» и роман там напечатали, писателя выбросили из страны. Да и Нобелевской премии, не окажись Солженицын в роли борца с «империей зла», ему бы никогда не видать.
   Что не снижает масштаба личности Александра Исаевича. Повести его выдают талант большого мастера, и с этим не поспоришь. Они-то и принесли ему заслуженную славу и статус классика. А вот политические романы, если не считать «Ленина в Цюрихе», откровенно слабые. Что наглядно проявилось при экранизации «В круге первом». Фильм получился пустоватым и не искренним, поскольку в самом романе много картона в персонажах и фальши в сюжетных коллизиях.
    Но все это не отменяет вклада Солженицына в дискредитацию красного режима и его участия в развале СССР. Пожалуй, именно Александр Исаевич открыл глаза «простому советскому труженику», какой социализм он строит. Осознавая это и победоносно возвращаясь из эмиграции на родину, Солженицын и вознамерился занять в новой России пост «державного гуру», чтобы обучать власть, как «обустраивать» страну.
   Не даром на каждой остановке поезда по дороге в столицу он выступал перед народными толпами, наставляя людей к правильному жизнеустройству. По прибытию в столицу писатель был принят первым президентом России. Принят не сразу. По словам «информированных источников», его около часа продержали в приемной, а затем положили перед ним бумагу с его подписью, где он, отбывая срок, соглашался сотрудничать с лагерным начальством. Таким образом Борис Николаевич без лишних слов намекнул писателю, что и в Кремле не лаптем щи хлебают. Документик заставил Солженицына отказаться от многих амбиций, в том числе и от претензий поучать власть. В обмен на скромное поведение Нобелевский лауреат получил особняк в районе Московской кольцевой, где тихо и смирно дожил до смерти. Последняя его основательная работа о российских евреях большого читательского интереса не вызвала, но и того, что он сотворил раньше, вполне достаточно, чтобы назвать именем писателя улицу и поставить ему монумент.
    К слову, на монументы в Москве в последние годы не скупятся, и если уж Владимиру, таинственному князю, и Калашникову, изобретателю автомата Шмайссера, памятники установили, Солженицыну сам Бог велел.

в разделе: Обо всем Просмотров: 2077 Комментариев: 0
0

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость Воскресенье, 19 Май 2019

Последний пост

  • КЛОУН ИЛИ ВОР

    Кто из них лучше? Примерно перед таким выбором оказался народ «Незалежной». Российские либералы писают кипятком от зависти по поводу интриги президентских выборов на Украине. Мол, настоящие, непредска ...

    Суббота, 20 Апрель 2019
View more blog entries
1

Календарь

Loading ...

Сейчас на сайте

Сейчас 54 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте





1. Главная
2. Блог
3. Магазин
4. Правила покупки
5. Карта сайта

6. Биография

 

andreianisimov1943@gmail.com

Сайт писателя
Андрея Анисимова


Copyright © 2014 Андрей Анисимов. 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru