"Усталость через край, пора остепениться:
На брюки заменить короткие штаны,
На возраст не роптать, на лысину не злиться, Не щеголять привычками шпаны...

Далее... »

Сайт писателя
Андрея Анисимова

В круге десятом. 2013.12

Postimees

Опыт СССР, доведший совковой экономикой гигантскую страну до краха, уже изрядно подзабыт, и граждане готовы войти еще раз в эту реку. Для них путь назад — единственно понятный и надежный. И президент в своем послании это им пообещал. Он говорил красивые слова, и говорил их уже в новой маске — маске державного вельможи, считает писатель Андрей Анисимов.
О чередное юбилейное послание президента России в форме тезисов, обращенных не только к своим парламентариям, но и ко всему человечеству, рисует нынешнего Путина как мэтра политического Олимпа, способного как гордиться своими достижениями, так и ловко перекладывать собственные промахи на плечи нерадивой свиты.


И хотя стилистически за годы правления риторика его претерпела не столь уж сильные изменения, сам Владимир Владимирович прошел немалый путь и сменил ни одну маску. Последняя — маска уверенного в себе и даже несколько самоуверенного государственного вельможи — скрыла его лик не так давно. Заказал он ее пару лет назад, когда понял, что ставка на консервативное большинство выбила десяточку.
Начинал он на старте карьеры небожителя со скромной мас¬ки наемного управленца. Служаки, у которого одна забота, — собрать Россию. Собственно, эта мас¬ка и старания незнакомого питерского мужика, сменившего на посту болезного пьяницу, понравилась почти всем. В те годы и рафинированные либералы, и остальной, не столь просвещенный люд, проживали на краю обрыва. И, естественно, старания нового скромного назначенца весь народ воспринял как знак Божий. И надо отдать должное Путину, его первый срок породил реальные надежды на возрождение страны.
Сыну рабочей семьи, воспитанному двором и спортивными секциями, удалось вырваться из среды, добиться перехода на другой жизненный уклад, стать кузнецом собственного Я. Конечно, Путин — человек умный и талантливый, иначе он бы так и остался хорошим спортс¬меном и славным парнем. Но он воспользовался данными, что отпустила ему матушка-природа, и махнул выше.

Поначалу, оказавшись кремлевским небожителем, при общении с разными выдающимися персонами светского лос¬ка ему не хватало. Встречи с Солженицыным, Пахмутовой и другими корифеями советско-российской культуры требовали напряжения. Но школа разведчика и острый ум позволили ему не выглядеть комично.
Надо отдать должное Путину, он и в этом новом качестве сохранял естественность и ничего из себя не корчил. Не в пример президенту СССР, и особенно его супруги, которые всегда пыжились, иллюстрируя поговорку — «из грязи в князи». Владимир Владимирович повода вспомнить эту поговорку не давал. Его образ нравился народу с каждым годом все больше, и в конце первого срока он стал редким государем российским, которого народ принял и полюбил не со страху, а по движению души.
Путин, переизбранный на второй срок, осмелел и сменил мас¬ку. Президент продолжал разыгрывать роль государственного назначенца, но маска сообщала — перед вами лидер нации.

Некоторых это стало раздражать. По инерции всенародной симпатии интеллигенция еще тянулась за ним, хотя уже и не столь восторженно выражала свою верноподданническую прыть, но прощала президенту пошловатый юмор и кооператив «Озеро», слухи о котором ходили по стране все настойчивее. Но и они стихли, когда Путин отказался нарушать Конституцию, и в третий раз садиться в монаршее кресло. Хотя голоса холуйствующего окружения настойчиво рекомендовали лидеру нации этот пункт державного закона поменять.
Но Путин гордо отказался. При президенте Медведеве среднее сословие, прозванное после мятежного декабря «креативным классом», догадывалось, что бразды правления остались у бывшего президента, но интрига о дальнейшей судьбе российского престола сохранялась. Эту интригу как сам Путин, так и его назначенец активно подогревали.
Как водится на Руси, высшему чиновничеству необходимо тренировать шершавость языка, чтобы ловкость обращения с начальст¬венным задом не утерялась. А поскольку несколько лет в главном кресле восседал зад Медведева, то многие заблудшие принялись за него, за что продолжают страдать и поныне. Интрига оказалась ложной.

Путин забрал кресло у Медведева, даже не позволив подданным поиграть в демократию. Процесс происходил в позапрошлом декаб¬ре, и обиженное среднее сословие вышло на Болотную и Сахарова. Протест тянулся пару месяцев, и именно тогда Путин предстал пред миром без всякой маски.
Это был удивленный и искренне обиженный человек, не понимающий, что произошло с его подданными. И почему они перестали его обожать? Подданные были обижены. И не только потому, что их лишили зрелища «честных выборов».

Главная обида проистекала от внезапного прозрения. Креативные ребята осознали, что все сладкие места давно под кланом путинских друзей и любимчиков. Слухи о кооперативе «Озеро» зазвучали громче.
Надо сказать тем, кто слабо знаком с биографией президента России, что в этом кооперативе Путин строил дачу еще в бытность правления Собчака. После неприятностей мэра Питера, Путин, связанный с Собчаком дружбой и не слишком пристойным бизнесом, красочно описанным Мариной Салье, ушел вслед за Собчаком в отставку. И именно в этот момент его дача сгорела.

Соседи по ко¬оперативу не остались в стороне, и помогали ее восстанавливать. Путин хорошо помнит, кто ему нагадил, но также помнит и добро. Что, кстати, говорит в его пользу. Потому, заняв Кремль, он многим своим бывшим доброжелателям помог попасть в список Форбса.
Придя в себя после народных выступлений Владимир Владимирович снова появился в новой мас¬ке. Она изображала воина, который готов ради безопасности родной страны проявить жестокость и навести порядок. Посадив поющих дев и «протестантов» с Болотной за решетку, он вернул Отечество в привычное русло и задумался о новой маске. Эта судейская выглядела уж слишком сурово.
Хотя консервативному большинству эта маска казалась самой любезной. Как любезным показался народу и возврат в светлое прошлое. О чем после декабрьских мятежей Владимир Владимирович крепко задумался. Результатом этих размышлений явилось возвращение ордена «героям труда», значка ГТО и других совковых символов.

И не стоит винить Путина за это. Он шкурой ощущает ностальгические страдания своих граждан.
Для них возвращение назад — единственно понятный и надежный путь. Они обеспечены работой, сыты и гордятся великой страной. Путин, к их удовольствию, готов разделить ностальгическую грусть и вернуть Россию в те времена.

Для этого нужно оживить оборонку, когда россияне смогут выпускать товар, востребованный армией, и не волноваться о его конкурентной способности. В СССР целые города-заводы выпус¬кали танки, что потом тысячами ржавели брошенные в тайге.
Достоевский в своем «Мертвом доме» как самое большое наказание описывал бессмысленный перенос булыжников каторжанами. При советах этим занималась половина населения страны и даже участвовала в «соцсоревновании». Видно, этот вид «спорта» в путинской России не за горами. О небывалом росте военных заказов президент уже сообщил в своем послании. Сообщил он и о возвращении в вузы военной кафедры.

Логику Путина понять нетрудно — совковая власть прекрасно ложится на менталитет народа. Чем ломать этот менталитет через коленку, куда проще и комфортнее дать ему цвести пышным цветом. Пока держатся цены на нефть, совковая модель опять может протянуть некоторое время. А упадут — «или осел помрет, или шах сдохнет».
Опыт СССР, доведший совковой экономикой гигантскую страну до краха, уже изрядно подзабыт, и граждане готовы войти еще раз в эту реку. И президент в своем послании это им пообещал. Он говорил красивые слова, и говорил их уже в новой маске, о которой шла речь вначале, — мас¬ке державного вельможи.
Она вполне убедительна и позволяет сегодня Путину не только надежно ощущать себя на российском троне, но и по-отечески давать советы всему миру. Он незлобно подсмеивается над европейской демократией, где мужеложство защищено законом, любуется своей ролью в иранском и сирийском кризисе. И при этом его маска не выглядит смешной.
Во внешней политике его многие поддерживают, потому что он логичен. В своем странном порыве поддержать демократию у мусульман смешно выглядит Запад. Гнобя просвещенных монархов, поддерживающих светские режимы, Европа и Америка приводят к власти мракобесов, которые уже проявили себя в Нью-Юрке 11 сентября. На фоне этой странной политики, Путин смотрится адекватным и разумным президентом.
Вот с Киевом немного не прет. Но это не беда. Путин понимает, проиграв украинскую партию, он оставит Западу такую колоду, с которой ни один фокусник-иллюзионист не разберется. Поэтому российскому президенту надо только обождать — козыри все равно у него. И все это было бы замечательно, и последняя маска к лицу, если бы он вел свою страну не по кругу, а вперед.
В связи с кончиной Манделлы, Путин снова вспоминал Солженицына. Интересно, не приходило ли ему в голову, что доживи писатель до наших дней, не появился бы на книжных прилавках его новый роман под названием «В круге десятом», приуроченный к юбилейному посланию миру Путина Владимира Владимировича?





1. Главная
2. Блог
3. Магазин
4. Правила покупки
5. Карта сайта

6. Биография

 

andreianisimov1943@gmail.com

Сайт писателя
Андрея Анисимова


Copyright © 2014 Андрей Анисимов. 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru