"Усталость через край, пора остепениться:
На брюки заменить короткие штаны,
На возраст не роптать, на лысину не злиться, Не щеголять привычками шпаны...

Далее... »

Сайт писателя
Андрея Анисимова

УРАГАН ДЛЯ ОДУВАНЧИКА

Содержание материала


ВЕЛЬТ. Фрау Литхен оставила у вас свои зимние вещи. Она делала обещание вернуться?

ВАСИЛИЙ. Я же говорил, что Берта стала нам как родная. Вполне возможно, она еще вернется.

КРИСТИНА. Да, мы очень полюбили старушку, и без нее у нас как-то пустовато. Мы с мужем будем рады ее возвращению.

ВЕЛЬТ. Это я уже понимал. Не понимал, почему пожилая дама не сообщила, на сколько времени покидала ваш дом и когда намерена идти назад?

КРИСТИНА. Берта весьма самостоятельная особа и привыкла поступать, как ей заблагорассудится.

ВАСИЛИЙ. Нечего удивительного - она много лет руководила собственной фирмой и взяла в привычку ни перед кем не отчитываться. Когда Кристина пыталась ее излишне опекать, она это тут же пресекала.

КРИСТИНА. И, поверьте, капитан, весьма энергично.

ВЕЛЬТ. Я бы хотел получать точное число, когда фрау Литхен покидала ваш дом?

КРИСТИНА. Надо напрячь память.

ВАСИЛИЙ. Мне кажется, это был какой-то эстонский праздник…

КРИСТИНА. Битва под Выну?

ВЕЛЬТ. Я вас обоих хочу убедительно просить это вспоминать.

КРИСТИНА. Обещаю, мы с мужем подумаем и точно сообщим день отъезда Берты.

ВЕЛЬТ. Это важно. Я еще намерен иметь к вам визит.

ВАСИЛИЙ. Будем рады.

ВЕЛЬТ. Чему?

КРИСТИНА. Мы оба уверены – Берта в добром здравии. И если вам удастся выяснить, где она, будем вам благодарны. Нам эта женщина стала близким человеком.

ВАСИЛИЙ. Заверяю вас, Берта, старушка активная, и сейчас где-нибудь путешествует.

ВЕЛЬТ (надевает фуражку). Надеюсь, вы правы - она есть живая и здоровая. Всего хорошего.

Василий провожает полицейского до калитки,. Он и Кристина наблюдают как машина полиции трогает с места и уезжает.

ВАСИЛИЙ (возвращаясь к столу). Почему ты сразу не сказала, число, когда эта курва отбыла и с кем?

КРИСТИНА. Подробно описывать мелочи при первом допросе подозрительно. Может показаться, что мы тщательно готовились к визиту полиции. А у него должно сложиться впечатление, что мы не придаем значения таким вещам. Уехала и уехала. Нам до лампочки…

ВАСИЛИЙ. Надеюсь, ты своего добилась….

КРИСТИНА. Я тоже надеюсь. Капитан не производит впечатления слишком проницательного человека.

ВАСИЛИЙ. Не скажи. Чухонцы часто выглядят болванами. Но это не совсем так. Они соображают, хоть и медленно.

КРИСТИНА. Опять начинаешь? Я же тебе не говорю, что все русские алкаши. Хотя, покажи вам бутылку, вы про родную мать забудете.

ВАСИЛИЙ. У нас, русских, есть поговорка – пей, но дело разумей.

КРИСТИНА. Для вас выпивка и есть главное дело. Все остальное так. Вы и работаете, чтобы напиться.

ВАСИЛИЙ (заводясь). Замолчи, дура. Что ты своим чухонским умишкой можешь понять в русской душе?! За мной Империя! Моря, горы, тысячи храмов, монголы, татарва, Ванька Грозный! Мне все это приходится волочь по жизни с рождения до смерти. За мной столько всего, что без водки не разобрать. А за тобой, что? Брюква, немчура с сосисками и хутора с валунами.

КРИСТИНА. Согласна, за мной бедная земля и камни, да и этой земли мало. Поэтому я не загаживаю свои озера, леса и реки и не довожу свои церкви до заросших крапивой развален. Да, мои предки привыкли выживать тяжелым трудом. Но они умеют ценить красоту, и не разводят помойки возле своих жилищ, а стригут газоны. И если совершают что-то поганое, то не прикрываются загадочной душой, как вы, русские.

ВАСИЛИЙ. Ну, хватит. Давай сменим тему.

КРИСТИНА. Давай.

ВАСИЛИЙ. В знак примирения я готов постричь газон.


19 ПОСЕЛОК МУСТИКАТ. ПОЛИЦЕЙСКИЙ УЧАСТОК. ИНТ. ДЕНЬ

В столовой комнате Вельт и инспектор Куузик. Куузик уже закусил и потягивает кофе. Вельт достает из микроволновки тарелку, садится рядом.

КУУЗИК. Ну, нашел немку?

ВЕЛЬТ. Нет, и у меня такое предчувствие, что ее и не найти.

КУУЗИК. А что в Германии? Закончили с экспертизой погорельцев?

ВЕЛЬТ. На прошлой неделе давал запрос. Ответили - пока нет. Но теперь я знаю номер отдела в Мюнхене, кто этим делом занимается.

КУУЗИК. Так звони.

ВЕЛЬТ. Рано. Надо здесь еще прояснить.

КУУЗИК. Думаешь, она сгорела в этом Мерседесе?

ВЕЛЬТ. Скорее всего. Но мне не нравятся господа Муравины. Темнят много.

КУУЗИК. Подозреваешь их в убийстве? А мотив? Она же их кормила.

ВЕЛЬТ. Его и ищу. Пойму мотив, возьму их за задницу.

КУУЗИК (поднимается). Докажешь убийство иностранки - готовься обмыть звездочку (уходит).

Вельт заканчивает трапезу, моет свою тарелку, выходит из столовой комнаты, поднимается в свой кабинет, усаживается за рабочий стол, вынимает из ящика чистый лист бумаги, стелет его на столе. Достает из кармана пузырек с таблетками. Открывает его. Высыпает на лист бумаги и, откатывая самопиской по одному шарику, считает. Затем всыпает шарики обратно в пузырек.

20 НАТ. КОТТЕДЖ МУРАВИНЫХ. ДЕНЬ

Василий тянет за собой газонокосилку, Кристина собирает скошенную травку специальными пластиковыми граблями. Машинка изрядно тарахтит. Внезапно Василий отключает мотор. Наступает звенящая тишина. Василий подходит к жене.

ВАСИЛИЙ. Скажи честно, хочешь, чтобы бабулька вернулась?

КРИСТИНА (оглядываясь по сторонам, шепотом). Спятил?! А ты?

ВАСИЛИЙ (так же шепотом). Не знаю....

КРИСТИНА. Смеешься?

ВАСИЛИЙ. Вполне серьезно...

КРИСТИНА. А наш договор? Мы же его подписали. Она потребует назад деньги, где их взять?!

ВАСИЛИЙ. Нужно было с ней поговорить. Кто знает, вдруг она бы передумала....

КРИСТИНА. Ты ее еще не понял? Она как танк, если упрется, не сдвинешь.

ВАСИЛИЙ. Надо было рискнуть, а теперь носи этот камень на душе....

КРИСТИНА. А я счастлива, что ее нет. Одни ее бесконечные женские истории чего стоили?!. Помнишь, как она подкрадывалась к нам вечерами?

21 НАТ. ЭСТОНИЯ. КОТТЕДЖ МУРАВИНЫХ. ВЕЧЕР

ФЛЭШБЭК / ВОСПОМИНАНИЯ ВАСИЛИЯ и КРИСТИНЫ /

Газон перед коттеджем. Кристина и Василий сидят в полумраке за столом и тихонько беседуют. Из дома выходит Берта. На ее плечах меховая накидка, в руках свеча.


БЕРТА (ставит свечу на стол). Вот вы где уединились!? А я смотрю, никого. Выглянула в окно, вы в саду. Решила присоединиться. Не помешаю?

КРИСТИНА. Присаживайтесь, Берта.

ВАСИЛИЙ. Вот кофе, могу поухаживать.

БЕРТА. Вы же знаете, после шести, я ничего в рот не беру. Только эблочко, или банан….

КРИСТИНА. Бананы дома. Принести?

БЕРТА. Не утрудняйся, милочка…. Какой дивный вечер. В такие вечера хорошо любить друга. Это я теперь старая кляча, и мужчины не смотрят. А в двадцать, да что там в двадцать, в тридцать пять, сорок, даже после пятидесяти от кавалеров отбоя не было. И любили меня страстно.

ВАСИЛИЙ (уныло). Не удивительно.... Вы и сейчас необычайно привлекательная женщина...

БЕРТА (с загадочным пафосом). Мне было далеко за сорок, когда я встретила Антонио. Итальянец приехал ко мне на переговоры и с пэрвого взгляда потерял голову.

КРИСТИНА. Вы нам уже рассказывали, как Антонио увез вас в Венецию.

БЕРТА. Но я вам не рассказывала, как он меня любил на балконе над площадью Прадо. Не передать словами - Венэция, дивный вечер, внизу поет гондольеро, а Антонио медленно снимает с меня кружева. Он так умел раздевать! Немцы так не умеют. Мой покойный муж ложился на супружеское ложе с газетой. Прэдставляете, как я страдала от его обыденности?!

ВАСИЛИЙ. Мы даже знаем, как он клал свои носки на вашу тумбочку…

БЕРТА. Что с него взять – бюргер. Вили был неплохим человеком, но напрочь лишенным романтики. И, так… Антонио несет меня на ложе полуобнаженную, и целует, целует, пока несет. Ты, Васька, носишь жену на руках к постели?

ВАСИЛИЙ. Если бы Кристина купила мне Феррари, как вы Антонио, я бы ее и дальше унес.

БЕРТА. Я разве уже упоминала, как дарила ему авто?

КРИСТИНА. Не один раз, Берта. И должна вам сказать, до свадьбы Вася иногда носил меня на руках....

БЕРТА. Настоящий кавалер, твой Васька.

КРСТИНА. ... если выпивал больше обычного. Но я предпочитаю сама добираться до постели и видеть мужа трезвым.

БЕРТА. Мы отвлеклись. И вот я с Антонио на ложе. Он ласкает мои бедра, медленно стягивает с меня юбку и ложится рядом. У него была прэкрасная привычка долго смотреть на меня с обожанием, перед тем, как перейти к любви. От его взгляда я трэпетала...

ВАСИЛИЙ. Берта, у вас великолепная память. Ведь это было лет тридцать назад?

БЕРТА. На память не жалуюсь. Но друзья мои, как рэдко попадаются люди, с которыми хочется делиться воспоминаниями. Вас мне послал сам Господь. Вам же интересно заглянуть в чужую судьбу? Открыть завесу тайны чужой жизни?

КРИСТИНА (тяжело вздыхает). Безумно интересно.

БЕРТА. Если вы примите к сведению тот опыт, что я вам стараюсь передать, проживете долго и счастливо. Я тебя с Васькой уже полюбила. Теперь дело за вами…

ВАСИЛЙ. Спасибо Берта.

ББЕРТА. Да, все забываю спросить, вы расплатились с банком?

ВАСИЛИЙ. Откуда? Мы едва сводим концы с концами...

БЕРТА. У меня к вам, прэдложение.

ВАСИЛИЙ. Внимательно слушаем.

БЕРТА. Если вы подпишите со мной контракт пожизненно, я погашу все ваши долги и куплю Ваське новую машину. Как вам это нравится?

ВАСИЛИЙ. Заманчиво.

КРИСТИНА. Мы бы вам были так благодарны!

БЕРТА. Значит, договорились. Завтра же поедем в город и все оформим.

ВАСИЛИЙ. И мы узнаем все ваши тайны....





1. Главная
2. Блог
3. Магазин
4. Правила покупки
5. Карта сайта

6. Биография

 

andreianisimov1943@gmail.com

Сайт писателя
Андрея Анисимова


Copyright © 2014 Андрей Анисимов. 
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru