По случаю шестьдесят пятой годовщины передачи Крыма Украине муссируется мнение, что Хрущев сделал это по недомыслию. Мол, Никита Сергеевич являл собою темную необразованную личность, оттого и не мог просчитать последствия сего шага. Догадка, что СССР может развалиться, якобы не могла посетить его дремучую голову. И злого умысла тут нет…    

Это, конечно, бред, поскольку множество фактов говорят об обратном. Полагаю, что главной мотивацией послужила его глубокая обида на Сталина, перед которым он выступал в качестве шута. По ходу ночных застолий на «ближней даче» ему приходилось выпивать лишнего и валять дурака на потеху Сталина и его гостей. Помимо танцев вприсядку бедолаге вливали коньяк в задницу посредством клизмы. Что доводило Хрущева до беспамятства. А еще раньше, до перевода в Москву, служа на Украине наместником Сталина, Никита Сергеевич вынужден был обречь украинцев на «голодомор», отбирая у них по приказу отца народов даже то зерно, что требовалось для сева. Есть свидетельства, как Хрущев на коленях умолял хозяина хоть семена не трогать, но тщетно. Передавая Крым, Хрущев таким образом мстил покойному тирану.
    В то, что он не мог себе представить Украину «незалежной», верится с трудом. Став хозяином Кремля, он тут же прекратил всякие дела и расследования по украинским националистам. К моменту кончины Сталина с движениями сепаратистов из УПА и УНА покончено не было. Активные бандеровцы маскировались, вступая в КПСС, но взглядов не меняли. На Лубянке это знали и вели расследования. Хрущев все эти дела приостановил, а настырных чекистов, не желавших закрывать тему, из органов выгнал. Из чего напрашивается вывод, что он не только симпатизировал украинским националистам, но и глубоко им сочувствовал.
    Оглядываясь сегодня назад, сложно давать качественную оценку поступкам Хрущева. Все зависит, с чьих позиций судить. С точки зрения поборников украинской независимости, он патриот. А с точки зрения России – типичный «засланный казачок».